Далелхан ШАХАНОВ, "Казахстанская правда" (№306),  01.11.2013 г.     

    У Шаймардана Бастимиева на фото суровое выражение лица. Сдвинутые брови и властный подбородок выдают упрямый характер. Однако вчитайтесь в строки, написанные его рукой о младшем брате Бекмурате: «Я очень любил его и делал все, чтобы он стал настоящим человеком». Война закончилась, но Шаймардан Уахатович продолжал службу, младший брат остался в ауле один, жил у родстенников. Взяв десять дней отпуска, старший брат едет в аул, забирает Бекмурата и помогает ему устроиться в интернат. Используя каждую возможность, он приезжает на родину, чтобы проведать братишку. А в 1947 году пишет рапорт с просьбой перевести его в Казахстан.

    Обосновавшись в Алматы, Шаймардан Уахатович перевез Бекмурата к себе, создал ему условия для успешной учебы. Парень поступил в КазГУ на филфак, закончил с отличием, защитил кандидатскую диссертацию, затем докторскую. «Бекмурат был очень одаренным, талантливым, если бы еще пожил, много сделал бы в жизни и в науке», - вспомнил Ш.Бастимиев.
    О его профессиональных заслугах красноречиво говорят награды, назначения и отзывы коллег. Но те, кто служил рядом с ним, восхищались и его человеческими качествами. Вот свидетельство генерал-майора КНБ РК Ж.Б.Марденова: «Меня покорило в Шаке высокая культура, умение на равных общаться со своими сверстниками, которые уже имели достаточно высокие чины, и с нами – поколением молодых офицеров».
    Шаймардан Уахатович познал голод, нужду в тяжелые тридцатые годы, горечь потерь близких сердцу людей в войну. В Прибалтике погиб, призванный на фронт отец, затем три брата – Курмаш под ленинградом, Осан и Шокан – под Львовом. В это время Шаймардан тоже воевал.
    В 1941 году его направили в авиационную школу в Семипалатинске. Но к тому времени летчиков и тех, кто хотел громить врага в небе, было уже в избытке, и ребят отправили обратно. Весной Шаймардана отправили в Алматинское военно-пехотное училище. Однако закончить учебу не удалось, весь личный состав училища ушел на фронт. Казахстанец сразу попал в самое пекло, под Сталинград. В боях за волжскую твердыню, по признанию Шаймардана Уахатовича, он и получил первый боевой опыт. В отступлении, обороне и в атаках молодые бойцы постигали науку побеждать.
    «Было очень тяжело, вспоминал позже фронтовик. – Порой становилось не на шутку страшно. Танки «утюжили» окопы, стремясь заживо похоронить нас под землей. ...В той войне использовали фугасные бомбы, которые вонзались в землю на глубину 2-3 метра и взрывались, поднимая в воздух массы земли и камней. Одна из таких бомб упала рядом с окопом, где находились мы с однополчанами. Нас засыпало – четверо из нас выжило, пятеро погибли».
    В ноябре 1942 года при освобождении села Суравикино Шаймардан Бастимиев получил тяжелое ранение. После госпиталя, через пересылочный пункт, он направляется на учебу в Свердловское военно-пехотное училище, а в 1944 году – в Свердловскую высшую школу главного управления контрразведки «СМЕРШ». С этих пор младший лейтенант Шаймардан Бастимиев был на оперативной работе.
    Как мы уже рассказывали, в 1947 году он попросился на родину, и вскоре, приехав в Алматы, работает оперработником Министерства госбезопасности Казахской ССР. С 1946 по 1982 годы Шаймардан Уахатович прослужил в органах госбезопасности, из них двадцать два года в подразделениях внешней разведки.
    В 1969 году приказом Председателя КГБ СССР Ю.В.Андропова на территории страны было создано четыре парашютно-десантных полка особого назначения – Московский, Ленинградский, Киевский и Алматинский. Предназначение их заключалось в том, чтобы в случае обострения международной обстановки или войны они на территории противника вели разведывательные и диверсионные работы.
    В целях освоения нового участка Ш.Бастимиев проходил стажировку в ПГУ КГБ СССР. Затем был назначен сначала начальником штаба, а позже командиром полка. Выбор на него пал не случайно. Шаймардан Уахатович имел большой опыт оперативной работы, получил военное образование в годы войны, а на фронте в составе разведгруппы совершал рейды в тыл врага. «Мы глубокой ночью подобрались к блиндажу, в темноте подкараулили и схватили вражеского солдата, застигнутый врасплох, он даже пикнуть не успел. Потом выяснилось, что носит звание фельдфебеля, от него нам удалось получить немало ценных сведений». Правда, в следующий раз им не повезло, группу обнаружили, и чтобы уйти от преследования, пришлось прыгать с крутого берега в реку Дон. В 1980 году Ш.Бастимиев принял участие в формировании спецотряда для действий в Афганистане, который в последствии хорошо проявил себя, и ряд офицеров были награждены орденами.
    По воспоминаниям ветерана, работа требовала много сил и времени, нередко приходилось работать ночами. Но, и выйдя на заслуженный отдых, Шаймардан Уахатович возглавил героико-патриотическую комиссию совета ветеранов Сталинградской битвы. Пропагандисты этой комиссии вели воспитательную работу среди учащихся школ, колледжей, студентов вузов, а также среди военнослужащих в воинских частях.
    Ветеран войны и внешней разведки, полковник в отставке Какен Абенов, рассказывая о «бойцах незримого фронта», так вспомнил о Шаймардане Бастимиеве: «Долгие годы он возглавлял подразделение специального назначения КГБ по линии внешней разведки. Бойцы его отряда участвовали в боевых операциях в Афганистане. Будучи приглашенным в Москву на военный парад, посвященный 58-й годовщине Великой Победы, он имел встречу с президентом России Владимиром Путиным. Как участник великой Отечественной войны он награжден орденом «Отечественной войны», двумя медалями «За боевые заслуги», медалью «За оборону Сталинграда», имеет знак «Ветеран советской разведки».
    Шаймардан Уахатович прожил долгую и счастливую жизнь с супругой Аккенже. В одном интервью он сказал: «Где-то я читал, что из ста мужчин 1923 года рождения, призванных на фронт, с войны возвратились лишь трое. Я вошел в эту тройку, вернулся живым. У меня четверо детей, семь внуков и внучек, три правнука. Я считаю себя счастливым человеком».
    Шаймардан Уахатович ушел от нас в 2008 году в возрасте восмидесяти пяти лет.