Галина НАУМОВА, Алматы

       Мы, современники сегодняшних Штирлицев, Рихардов Зорге, Альфредов Редльей вряд ли узнаем об их славных подвигах. Возможно, этой чести удостоятся наши внуки или правнуки. Пройдет ни одно десятилетие прежде, чем с их фамилий и геройств снимут секретный гриф.
      Что нам о разведчиках? К сожалению немногое. Во всем мире их работа окружена плотной завесой секретности. Но мы знаем, что они в совершенстве владеют несколькими иностранными языками, могут управлять различными видами транспорта (включая поезд и самолет), станцевать и венский вальс, и зажигательную самбу, войти в образ японского бизнесмена или китайского госслужащего. Вэтом году казахстанские бойцы невидимого фронта – отмечают свой первый юбилей. 5 ноября 1997 года президент Нурсултан Назарбаев подписал указ о создании органа внешней разведки «Барлау». И только из-за этой даты для нас приоткрыли плотную завесу секретности и рассказали о двух казахстанских разведчиках, трудившихся на благо своей страны.

 Главное, чтобы костюмчик сидел

     На жизненном пути ветерана внешней разведки, полковника запаса и разведчика-нелегала Токтажана Сакиевича Садыкова до сих пор стоит гриф секретно.
     Токтажан Сакиевич Садыков родился в селе Горном Восточно-Казахстанской области 26 января 1924 года. Карьера будущего разведчика-нелегала началась со службы в рядах Советской Армии в городе Ташкенте в 1942 году. В 1944 году был зачислен в органы НКВД СССР и назначен оперуполномоченным Маркакольского райотдела и в том же году был направлен в московскую школу НКВД.
     - В школе я постигал науку шифровки, маскировки, проходил азы психологии и общения с людьми, в общем, вникал в премудрости оперативной работы, -  вспоминает Токтажан Сакиевич. - В дальнейшем полученные знания были широко применены на практике. В военные годы работать было сложно. Пограничный регион. Нарушителей границы было много. Да и время смутное.
      В 1951 году Садыков получил повышение и был переведен в Алматы. В том же году он был зачислен в особый резерв и после прохождения специальной подготовки в 1952 году выведен в качестве разведчика-нелегала с задачей ведения разведработы в странах Азии и Ближнего Востока.
      - Четыре года – срок большой, - вспоминает разведчик. - Дома сразу сказал, что уезжаю надолго. Жена отнеслась с пониманием. Сначала прибыл в Москву, получил инструкции.
      Одним из заданий Садыкова было выявить настроение и политическую обстановку в стране пребывания (из-за секретности она не называется – прим. Авт.). Кроме того, интерес представлял религиозный вопрос, экстремистские настроения, отношения с Западом, ситуация с малыми народами. Он действовал под легендой торговца, жил в караван-сараях, торговал зерном на базарах. Садыков торговал честно, без обвеса. Жил на доход с продажи, не пользуясь деньгами, высылаемыми из Центра, так как появление излишних средств могло вызвать подозрение. Самое трудное, по его словам, было вжиться в образ, что требовало нахождения в условиях постоянной антисанитарии.
      - В ходе моей подготовки были еще свежи ошибки, повлекшие арест, пытки и казнь в Китае нашего земляка разведчика-нелегала Истаева, - рассказывает Садыков. - Он прибыл в Китай в разгар гоминьдановской войны, по официальной версии, как репатриант из Казахстана, для воссоединения с родственниками. Его выдал коверкотовый костюм, в котором он вышел на улицу. На допросе сотрудник местных спецслужб ему сказал: «Такой дорогой костюм у нас даже Мао Цзэдун не носит. Кто вы?».
      По стране Садыков передвигался с караваном в условиях пустыни и высокогорья, связь с Центром поддерживал через тайники. Часто на базаре видел сотрудников спецслужб, их выдавала мимика и цепкий взгляд. Кроме того, в среде торговцев активно действовала агентура местной контрразведки. Несколько раз замечал за собой слежку, однако бумагу с шифровкой съедать не приходилось.
      Нелегальная работа Садыкова завершилась в период так называемой «хрущевской оттепели». В то время перед местными спецслужбами была раскрыта большая часть заграничной агентуры, впоследствии арестованная или расстрелянная китайцами.      В этих сложных, связанных с опасностью для жизни, условиях Центром было принято решение об отзыве нелегала на Родину.
      - По возвращении в Москву, - рассказывает разведчик, - мною была сдана крупная сумма в иностранной валюте, это обстоятельство сильно удивило финансистов, поскольку деньги были уже списаны. Учитывая мою честность, по указанию руководства нелегальной разведки КГБ СССР, в качестве подарка была приобретена радиола, что по тем временам считалось большой роскошью.
      Результаты разведывательной деятельности разведчика руководством ПГУ КГБ СССР были оценены положительно, Садыков награжден медалью «За боевые заслуги», вручение которой проводил лично Председатель КГБ СССР Андропов. 
      Другая работа Садыкова в органах КГБ КазССР была связана с выездом с разведзаданием в числе советских паломников в Мекку. Им лично организовано и успешно проведено 15 выводов агентов через «зеленую границу», результаты которых получили высокую оценку руководства КГБ КазССР. Деятельность ветерана отмечена 16 медалями. Под его руководством и наставничеством начинали свою службу многие руководящие сотрудники органов национальной безопасности Казахстана. И в настоящее время Садыков занимается оказанием содействия в воспитании молодого поколения разведчиков Службы «Барлау» КНБ Республики Казахстан.

      Секрет генерал-полковника

      А вот другой наш собеседник – личность достаточно известная. Ныне депутат Сат Токпакбаев прошел путь от оперуполномоченного до председателя КНБ. Сат Бесимбаевич родился 17 сентября 1939 года. Окончил юридический факультет Казахского Государственного Университета им. Кирова высшую дипломатическую школу МИД СССР. Владеет  китайским и английским языками.
      - Как и все молодые люди, я мечтал стать разведчиком, - рассказывает Сат Бесимбаевич. – Когда учился на втором курсе университета пошел в КГБ. Меня отвели к кадровику. Он сказал, если хочешь быть разведчиком, нужно хорошо учиться и быть общественником. После учебы меня направили следователем в прокуратуру. Но чуть позже пригласили в Комитет. В этой структуре я проработал более тридцати лет. 17 лет проработал в разведке. Первый раз я был направлен в Китай в 1969 году.
     - Не боялись рисковать?
      - У разведчика рискованная работа. Вроде бы, что там встретиться с нашим агентом-нелегалом или вынуть контейнер из тайника? Но обе операции требуют самой детальной подготовки. После этого необходимо проверить, нет ли наблюдения, если нужно, то оторваться от хвоста. Причем так, чтобы следящие думали, что по своей оплошности потеряли тебя. За одну такую операцию разведчик теряет от трех до пяти-семи килограммов веса. Настолько это большой стресс!
      Поскольку я закончил дипломатическую школу, в Китай меня легендировали как второго секретаря посольства. В 69-м году в Китае я занимал самую, мало оплачиваемую должность. Мне платили по15 долларов ежедневно это примерно 47 юаней. Хотя в то время, по нашим данным, президент академии наук Китая получал 70 юаней в месяц.
      - Провалы в вашей работе случались?
      - Нет. Но был один случай, когда я оказался на грани провала. Я выехал в район Великой китайской стены для проведения тайниковой операции. Причем для прикрытия взял с собой девушку из болгарского посольства, чтобы создать впечатление, что просто молодые люди выехали на пикник. А пикник я как раз организовал возле места закладки тайника. Кстати, болгарка ни о чем не догадывалась, я ее, как говорят разведчики, «использовал втемную». А на обратном пути мы решили сократить путь, поехали по проселку, заблудились и напоролись на пост. У меня с собой был материал, и если бы они проверили, тогда точно был бы провал. Все это произошло так неожиданно, что уничтожить я ничего бы не успел. Но нам повезло, проверять они не стали.
      - Со шпионами работали?
      - В период охлаждения советско-китайских отношений, спецслужбы обеих стран проводили операцию «через зеленую границу». Суть ее была такова, что ввиду сложившейся в Китае сложной экономической ситуации, в период с весны по начало зимы, через границу в Союз проникало много перебежчиков. Этим пользовались китайские спецслужбы, засылавшие в этом потоке своих разведчиков. Нашей же обязанностью была фильтрация их на границе, отсев шпионов, обработка полученной от них информации и, по возможности, отправка их обратно, но уже с заданием по добыче необходимой нам информации. Я и возглавлял один из участков операции на границе.
      Вместо послесловия
      Пожалуй, самые большие патриоты своей Родины – это разведчики. Ведь вдали от своей страны как никогда осознаешь всю свою силу любви к ней. И только жены разведчиков могут лишь изредка догадываться о том, что их мужья тоскуют по Казахстану. О том, что у них отчего-то щемит в груди и от этого хочется включить погромче музыку и опрокинуть стопку водки. Но стоп! Работа прежде всего.
      С праздником вас, наши разведчики!
      Храни вас Всевышний вдали от Родины!