Зарождение в казахской степи секретной службы

    В казахских ханствах работников секретной службы называли «ертоулами», от монгольского слова «ергеул», что в дословном переводе означает наблюдатель, охрана, стража, юрты, кибитки.
    Таким образом, в империи Чингисхана и в казахской степи юрта стала не только символом охраны или защиты жилища и территории, но и символом секретной службы.
    В этой связи уместно напомнить, что согласно Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу конституционного закона «О государственных символах Республики Казахстан» от 24.01.1996г. Государственный герб Республики Казахстан представляет собой изображение шанырака (верхняя сводчатая часть юрты) на голубом фоне, от которого во все стороны в виде солнечных лучей расходятся уыки (опоры) в обрамлении крыльев мифических коней. В нижней части герба надпись «Казахстан». Шанырак юрты в обрамлении крыльев мифических коней, символизирующих защиту Родины, взял себе в качестве эмблемы Комитет национальной безопасности Республики Казахстан.
    Слово «ертоул» имело, как указано выше, несколько значений наблюдатель, охранник, стражник, лазутчик, нелегал, а в переводе на современный язык - агент, шпион, разведчик.
    Конечно, наши предки не употребляли эти слова и термины. Они не знали и такие понятия, как экономический, промышленный, космический шпионаж, что является «изобретением» эпохи цивилизации, результатом развития науки, техники, общественного сознания, которые привели к совершенствованию приемов и методов секретной службы.
    Но казахские правители уже в то время через ертоулов (агентов) собирали сведения разведывательного характера о своих соседях, а внутри страны выявляли недовольных режимом так называемых «бунтарей-оборванцев» и возможных оппозиционеров.
    Выведыванием необходимых сведений о своих противниках, особенно о военных приготовлениях и иных акциях занимались не только казахские ханы, но и другие правители. Вот конкретные примеры.
    Хан так называемого Узбекского улуса Абулхаир (1718-1748) посылал своих ертоулов в Самарканд, чтобы собрать порочащие данные на его правителя Оспанкожу, в частности затрагивающих межгосударственные имущественные отношения и, получив таковые, он вынудил Оспанкожу найти с ним «общий язык».
    Не один раз проваливались «миссии» ертоулов Абулхаира, засланных в стан Жаныбека. Это происходило благодаря действиям сына Жаныбека-Касыма,  который  по  поручению  отца  устанавливал  и  обезвреживал ертоулов Абулхаира, проникших и осевших в их кочевьях.
    Так, в казахской степи постепенно набирал силу прототип службы безопасности, как средство, играющее важную роль в отстаивании интересов государства.
    При Аблайхане (1740-1781) всеми ертоулами руководили батыры Дерлибай и Турсунбай. Общеизвестно, что в казахской степи батыры всегда играли ключевую роль в защите Родины, возглавляя народных ополченцев. Личная отвага и бесстрашие в поединках и сражениях, превратили их в особую социальную категорию, т.е. опору ханских тронов. Поэтому, видимо, правители и доверяли батырам руководить ертоулами (секретной службой).
    При Аблайхане ертоулы, руководимые батыром Дерлибаем, добыли информацию о том, что в Китае под руководством Чжа Хоя готовится поход против Аблая, и он вовремя приняв контрмеры, сорвал этот поход.
    Аблайхан так же укрепил свои позиции и улучшил взаимоотношения с правителями Самарканда благодаря полученной достоверной информации через своих ертоулов-разведчиков.
    Вот еще один пример. Аблайхану путем внедрения нелегальных ертоулов в стан джунгар Галдан Церена, удалось получить точную информацию о месте дислокации войск Галдан Церена и внезапным ударом одержать победу над джунгарами.
    С помощью дипломатии Аблайхан и другие казахские ханы проводили активную политику по укреплению своей территории и международных связей. Дипломатические средства использовались ими для того, чтобы узнать о слабых и сильных сторонах противника, а иногда и найти для себя союзников. В этих дипломатических миссиях присутствовала и деятельность секретной службы. Под «крышей» работников посольств, переводчиков и другого персонала использовались ертоулы-разведчики. И не случайно в старину деятельность разведчиков ассоциировалась с деятельностью дипломатов, подвигами батыров и открытиями путешественников. Не без основания бытовала в народе такая поговорка: «Будь оком, которое увидит весь мир. Будь ухом, что может услышать весь мир». Так понималась роль послов. Например, посол государства Уйсунов в ханьском государстве Китая подготовил отчет об экономическом и людском потенциале последнего, что в дальнейшем помогло уйсунам наладить свои добрососедские отношения на более высоком уровне и избежать возможной конфронтации.
    В 1757 году по своей инициативе Аблайхан направил в Китай посольство в составе 11 человек - Умуржай, Таниси и др. Среди них были ертоулы-разведчики. Цель - дипломатическим путем попытаться решить вопрос о возвращении исконно восточных казахских земель на Тарбагатае. Второе казахское посольство в Китай по поручению Аблайхана возглавил султан Урус.
    Царское правительство России в свою очередь посылало своих разведчиков к Аблайхану под видом купцов, переводчиков, чтобы узнать, действительно ли имеются дружественные и дипломатические связи между Аблайханом и Цинским государством Китая. Аблайхан установил тесные отношения с Россией. Такая политика балансирования позволяла ему сохранить независимость Казахского государства на протяжении его правления ханством.
    Все приведенные выше сведения о казахских правителях и отдельные факты, касающихся деятельности их секретных служб, автором главы взяты из трудов доктора Эренжен Хара-Даван «Чингисхан как полководец и его наследие»; И.Есенберлина «Кочевники» (трилогия). Его же «Золотая орда»; И.В.Ерофеевой «Казахские ханы и казахские династии в XVIII веке», ее же «Хан Абулхаир полководец, правитель и политик»; А.И.Левшина «Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей»; С.Сагнаевой «Ханская власть в казахском обществе»; К.Хафизовой «Первое посольство казахов в Китае»; М.Абусеитовой «Дипломатия казахских ханов»; В.А.Моисеева «Джунгарское ханство и казахи в ХVII - XVIII веках»; академика С.Зиманова «Общественный строй казахов», а также из 5-ти томной истории Казахстана.
    В заключение следует еще раз подчеркнуть, что история службы безопасности в казахской степи начинается с периода правления ханов Абулхаира и Жаныбека, а при Аблайхане эта служба активизировалась, исходя из того, что защита интересов государства, его целостности стали общей моделью и магистральным направлением специальных служб.


К истории внешней разведки Казахстана

     Органы национальной безопасности нашей республики, в том числе и внешней разведки, в своем становлении стремились максимально с пользой дела использовать уже имевшийся накопленный опыт предыдущей разведдеятельности. За основу был взят опыт спецслужб иностранных государств, и, прежде всего, КГБ СССР и разведподразделений КазССР.
      Как известно 20 декабря 1920 года Ф.Э.Дзержинский подписал приказ №169 о создании иностранного отдела всероссийской чрезвычайной комиссии, приоритетной задачей которого стало противодействие подрывной деятельности спецслужб иностранных государств. В сентябре 1920 года политическим руководством страны было принято решение, в котором подчеркивалось, что «... необходимо поставить вопрос нашей разведки на надлежащую высоту. Только серьезно, правильно поставленная разведка спасет нас от случайных ходов вслепую».
      За длительный период своей деятельности разведка казахстанских органов безопасности прошла большой и славный путь. Из небольшого подразделения ВЧК она превратилась в эффективную разведслужбу с широкой сетью территориальных подразделений и резидентур за рубежом.
      Касаясь задач казахстанской разведки советского периода, следует обратить внимание на то, что в предвоенные годы основной задачей разведподразделений республики являлось проникновение в руководящие круги Синьцзяна и связанные с ними белогвардейские организации, дислоцировавшиеся на территории этого района Китая.
      В период гражданской войны в СССР из Казахстана в Синьцзян перешел значительный контингент реакционно-настроенных слоев населения, активно сопротивлявшихся советской власти: баи, кулаки, купцы, казаки-каратели и белые гвардейцы, которые осели на севере Синьцзяна, а их родственники остались на территории Казахстана. В этот период чекистами Казахстана был разработан и осуществлен ряд оперативных мероприятий с выходом за кордон, приведших к обезвреживанию действующих с территории Китая белогвардейцев, бежавших после разгрома заграницу.
      Одним из таких мероприятий является операция по ликвидации атамана Дутова, бежавшего в 1920 году в Китай. Поддерживая отношения с различными организациями и опираясь на иностранный капитал, он продолжал борьбу против молодой советской республики. Операция была разработана Семипалатинским 1 УБЧК и проведена под руководством Джаркентского уездного ЧК. Непосредственно выполнение операции было поручено специально подготовленной группе во главе с бывшим начальником Джаркентской милиции Чанышевым. Операция была завершена заграницей 6 февраля 1921 года ликвидацией генерала Дутова, его адъютанта и двух казаков из личной охраны.
      В 1926 году также успешно была проведена операция по выводу в Советский Союз из Маньчжурской провинции Китая атамана Б.Анненкова и начальника его штаба генерала Н. Денисова, одновременно возглавлявшего разведку. По приговору военной коллегии Верховного суда СССР в августе 1926 года они были расстреляны в городе Семипалатинске.
      Нельзя не отметить деятельность в военные и послевоенные годы нелегальной разведки Казахстана в Алтайском, Тарбагатайском и Илийском округах Синьцзяна. Так, в 1929-1945 гг. основными объектами разведпроникновения чекистов являлись: китайские правительственные органы, уйгурские, узбекские купеческие фирмы, культурно-просветительные общества уйгуров, казахов и татар, иностранные миссии, религиозные общества, алаш-ординская иммиграция, местная феодальная верхушка казахов, монголов и китайцев, русская белогвардейская иммиграция, узбекская и татарская иммиграция, антиимпериалистический союз, местные межнациональные комитеты, войсковые части, а также монголо-китайское духовенство и китайцы, выдворенные из Советского Союза.
      Проведенными в этот период агентурно-оперативными мероприятиями в г.Кульдже был вскрыт ряд шпионско-повстанческих организаций «Иттихат-ислам», «Черная кошка» и «Беглецы» с выходом в Советский Союз и приняты меры по локализации и противодействию их подрывной деятельности. При этом разведработа в Синьцзяне проводилась с позиций легальных и консульских резидентур в городах Урумчи, Кульдже, Чугучаке, Шарасуме, и в хозяйственных советских организациях «Синьцзянолово», «Совсиньторг» и «Союзтранс».
      Во время великой отечественной войны, когда фашистские войска стояли под Сталинградом, синьцзянский правитель Шэн Шицай резко изменил политику в отношении Советского Союза. Так, руководствуясь его приказом власти провинции, грозя арестами и пытками, потребовали от граждан СССР сдачи в полицию своих паспортов и принятию китайского гражданства.
      Под страхом конфискации имущества купцам и торговцам запрещались сделки с советскими организациями, а за положительное отношение к СССР полиция подвергала их жесточайшим репрессиям. Против советских дипломатов и торговых работников были проведены акции провокационного характера, что не могло не привести к разрыву дипломатических отношений между двумя странами.
      Весной 1943 года советское правительство было вынуждено эвакуировать из Синьцзяна промышленные предприятия и отозвать всех своих специалистов.
      Советские директивные органы приняли решение о проведении ряда активных мероприятий, направленных против провокационно враждебной Советскому Союзу политики местных властей. 4 мая 1943 года ЦК ВКП (б) издал постановление об оказании всемерной поддержки национально-освободительному движению неханьского населения провинции: уйгурам, казахам, киргизам и монголам. В соответствии с ним 1 разведотдел НКГБ КазССР в короткие сроки организовал и провел уникальную по содержанию операцию, размножив 5000 экземпляров листовок «Обращение центрального духовного управления мусульман СССР и мусульманам мира».
      В 1943-1945 гг. было изготовлено более 16 вариантов антикитайских листовок от имени группы Национального благородия и алтайских повстанцев, призывавших население провинции к «...всеобщему вооруженному восстанию против колонизаторов-китайцев и созданию нового демократического правительства». Просоветская агитация и пропаганда также проводилась путем распространения журналов «Правда востока» на уйгурском языке и «Казах Или» на казахском языке. Проведенная работа оказала серьезное воздействие на антикитайски настроенных мусульман и за короткий срок привела к вооруженному восстанию.
      Наряду с этим в мае 1943 г. в Алма-Ате была открыта специальная школа по подготовке кадров из числа коммунистов республики для последующего использования их на нелегальной работе в Китае. В сентябре 1943 года 28 курсантов-разведчиков были выведены через Монголию и советско-китайскую границу в Синьцзян, где под прикрытием сотрудников посреднических пунктов «Совсиньторга» осуществляли вербовку местных жителей и руководство деятельностью Группы Национального возрождения.
      Активную работу на одном из участков границы развернул выпускник спецшколы Арыспек Заурбеков, уже в июне 1944 года сформировавший первую группу повстанцев из числа более 250 казахов, уйгуров и монголов, которые также использовались для распространения среди местного населения пропагандисткой литературой.
      Выпускники второй группы курсантов Алма-Атинской спецшколы во главе с Муслимовым («Газиз»), прошедшие специальную подрывную подготовку, были нелегально выведены в августе 1944 года для выполнения специального задания в Илийский округ Синьцзяна, где возглавили деятельность группы повстанцев. После объединения с вооруженными сторонниками русского иммигранта Александрова («Кольцо»), группа Муслимова в ноябре 1944 года овладела г.Кульджой, что способствовало освобождению всего округа. Впоследствии повстанцы создали свои войсковые формирования и приступили к дальнейшей вооруженной операции против синьцзянских властей. Аналогические группы были созданы и в других округах провинции, которые также внесли большой вклад в национальное освободительное движение местного населения.
      По оперативным планам НКГБ СССР и КазССР в мае-июле 1944 года в Алма-Ате из числа коммунистов и комсомольцев республики был сформирован кавалерийский отряд «Связисты», в количестве 115 человек во главе с майором Дюсембековым. После прохождения спецподготовки летом 1945 года отряд был нелегально выведен в Синьцзян, где до июля 1946 года принимал участие в боевых операциях против гоминьданцев. Успешные действия отряда «Связисты» создали благоприятные условия для образования самостоятельной Восточно-туркестанской республики на территории Илийского, Алтайского и Тарбагатайского округов.
      Одновременно 1 отдел госбезопасности КазССР резко усилил разведработу в указанных округах путем активизации деятельности легальных резидентур и агентурных позиций в правительственных органах, среди религиозных деятелей и национальных авторитетов, а также представителей русской иммиграции.
      Под прикрытием сотрудников советских загранучреждений казахские разведчики вербовали агентуру и через них добывали ценную секретную информацию о настроениях населения и происходящих событиях в провинции, а также способствовали деятельности оперативных групп, распространявших пропагандистские материалы.
      В этих мероприятиях активное участие принимали и положительно зарекомендовали себя Арстанбеков Аубакир Абрахманович, Евсеев Петр Григорьевич, Мухамедшин Али Сафаевич, Абузаров Ахмед Закирович, Марченко Григорий Ефимович, Авасбакиев  Хаджи Мухамедиевич, Амирбаев Амин Омарович, Иванов Иван Иванович и Кузнецов Иван Григорьевич.
      В военный период свою деятельность по линии нелегальной разведки в Синьцзяне вели Турсунов А.Н., Т.Айдаров, Г.Истаев и позднее Садыков Т.С. Результаты их работы впоследствии получили высокую оценку руководства Комитета. В частности, ветеран ПГУ А.Мухамедшин в своем официальном письме Председателю КГБ КазССР сообщил: «Я в курсе о нелегальной деятельности разведчика Т.Садыкова заграницей. Он за сравнительно короткий срок оперативно грамотно решил основные вопросы легализации в стране пребывания и, находясь в особо сложных условиях, успешно выполнил порученные ему задания. В этом ему способствовали разумная выдержка и инициативность, высокая дисциплинированность, честность и правильное понимание складывающейся обстановки».
      В последующие годы разведотдел НКГБ-КГБ КазССР продолжил работу по подбору кандидатов из числа оперативных кадров для использования в нелегальной разведработе, как в Синьцзяне, так и других регионах Юго-Восточной Азии.
      К сожалению, деятельность нелегальной разведки не проходила без трагических случаев. Так, героически погибли в гоминьданских застенках в Синьцзяне разведчик нелегал капитан Истаев Гани и агент-нелегал Романова Эмилия Афанасьевна, которые стойко держались до последней минуты.

Этапы становления казахстанской внешней разведки:

1920-1938 гг. – иностранное отделение ПП ОГПУ и УГБ НКВД Казахской ССР
Февраль - июль 1941 г. –  пятое отделение УГБ НКВД Казахской ССР
Апрель 1943 г.-  март  1946 г. – первый отдел НКГБ Казахской ССР
1946 - 1953 гг. – 1 отдел МГБ Казахской ССР
1953 - 1954 гг. – 2 отдел МВД Казахской ССР
1954 - 1969 гг. – 1 отдел КГБ Казахской ССР
1969 - 1992 гг. – 1 управление КГБ Казахской ССР
1992 - 1995 гг. – управление разведки КНБ РК
1996 - 1997 гг. – главное управление разведки КНБ РК
1997 - 1998 гг. – Служба «Барлау» Республики Казахстан
1998 г. - февраль 2009 г. - Служба «Барлау» КНБ РК
Февраль 2009 г. - по н.в. – Служба внешней разведки Республики Казахстан «Сырбар»